Коммунисты Коми в суде раскрыли технологию по «корректировке» результатов выборных кампаний

20 Ноября 2017

Первый секретарь Коми рескома КПРФ, депутат Госсовета РК Олег Михайлов и его предшественник на этом посту Вячеслав Шулепов дали показания в суде в качестве свидетелей на процессе по делу Елены Шабаршиной, экс-председателя Избирательной комиссии Республики Коми, бывшего руководителя администрации Главы Коми.


Белые пятна

После громких арестов осенью 2015 года, когда практически все ключевые фигуры в руководстве региона, включая Главу РК Вячеслава Гайзера и спикера республиканского парламента Игоря Ковзеля, оказались в Лефортово, начали всплывать любопытные факты из деятельности организованного преступного сообщества (ОПС).

Во время обыска в кабинете Алексея Чернова, занимавшего должность заместителя Главы Коми, была обнаружена тетрадь, в которую он вносил записи о движении теневых финансовых средств. Из них следовало, что Елена Шабаршина на протяжении девяти лет, будучи председателем республиканского избиркома, ежемесячно получала в конверте по 60 тысяч рублей.

На момент, когда эти сведения стали известны общественности, Елена Шабаршина работала в администрации нынешнего Главы РК Сергея Гапликова. Далее последовало ее увольнение с госслужбы, возбуждение уголовного дела, письменные показания фигурантки «конвертного дела» о получении денежных средств от Алексея Чернова.

Тем не менее, судебное разбирательство идет ни шатко, ни валко. Сперва Елена Шабаршина неожиданно оказалась на больничной койке, затем она отказалась от ранее данных показаний, дело отправлялось на дополнительное расследование. Поэтому, несмотря на то, что судебное разбирательство идет уже более двух лет, в нем еще много белых пятен.

Исчезнувшие голоса

Пожалуй, только сейчас, когда в суд были вызваны в качестве свидетелей Олег Михайлов и его предшественник на партийном посту Вячеслав Шулепов, началось предметное обсуждение тем, напрямую связанных с профессиональной деятельностью Елены Шабаршиной и влиянии исполнительной власти региона на результаты выборных кампаний.

По мнению коммунистов, Алексей Чернов контролировал ход всех выборных кампаний. Есть основания полагать, что и их результаты затачивались под конкретный результат, поскольку цифры, которые фигурировали в копиях протоколов, выдаваемых наблюдателям от КПРФ на избирательных участках, разнились с теми, которые вносились в государственную автоматизированную систему «Выборы». В 2011 году, когда проводились выборы в Государственную Думу РФ, это явление носило массовый характер. Голоса избирателей волшебным образом «исчезали» не только у КПРФ, но и у всех других партий за исключением «Единой России». У последней они только шли в рост.

Казалось бы, факт подлога доказать несложно, поскольку на руках имелись пачки копий протоколов. Но фигуранты аферы действовали весьма искусно. Дела в суде разваливались, поскольку выяснялось, что копии протоколов в подавляющем большинстве оформлялись с незначительными нарушениями. Раз оформление копии протокола не соответствует федеральному закону, то и нет оснований вести речь не то что о массовых фальсификациях, а вообще о каких-то серьезных нарушениях.

В суде Елена Шабаршина и ее представители пытались представить дело так, что виноваты сами наблюдатели. Но ведь их дело лишь получить копии протоколов. Как их правильно оформить должны знать специально обученные этому делу люди, то есть сотрудники избирательных комиссий.

Кто вы – «Шаба»?

По понятным причинам практически невозможно доказать, что со стороны работников избирательных комиссий был злой умысел. Очевидные проблемы есть и с доказательством получения Еленой Шабаршиной денег от Алексея Чернова. Может просто чиновник напраслину возводит?

Хотя появляются новые факты. При обыске в сыктывкарской квартире у другого члена ОПС, бывшего заместителя председателя правительства Коми Константина Ромаданова был обнаружен жесткий диск, на который записывались получатели средств, передаваемых Алексею Чернову. В этом списке под номером 9 фигурирует некто «Шаба». Всем понятно, что кого-то другого кроме Елены Шабаршиной в качестве получателя средств представить невозможно. Нет в Коми заметных политических фигур, фамилии которых просто начинаются на букву «Ш».

Дело Шабаршиной уникально в своем роде еще и потому, что на нем подробно рассматривается сам процесс незаконной передачи средств чиновникам. В частности, стало известно, что в 2008-2009 годах деньги передавались после звонка от доверенного лица Алексея Чернова с паролем, который звучал примерно так: «Не хотите ли вы дать мне денег?». В ответ должно было быть произнесено: «Конечно, хотим, приходите!».

Затем от звонков «с паролями» перешли к банальной расфасовке денег в конверты по 20 числам каждого месяца. На конвертах указывались лишь цифры, бухгалтер был не в курсе, кто за ними стоит. Количество получателей конвертов в разные годы доходило до 14. Самые большие суммы – полтора и один миллион рублей ежемесячно передавались лицам, фамилии которых пока в ходе судебных разбирательств не озвучивались.

Многие считают, что это могут быть бывший руководитель региона Вячеслав Гайзер и Алексей Чернов. А им это надо? Сами они рассматривали республику как свой карман, поэтому как-то не верится, что они могли опуститься до конвертов. Высказываются предположения, что деньги могли предназначаться кому-то из московских чиновников, для правоохранителей…  

Водка для избирателя

В ходе рассмотрения судебных дел, в которых фигурируют люди, занимавшие ответственные посты в регионе, речь заходит и о других формах достижения необходимого результата во время выборных кампаний. Помимо «порчи протоколов», достаточно эффективной считалась и практика спаивания населения: водка в обмен на голос. Подробно о ней в свое время рассказал политтехнолог от «Единой России» Кирилл Арабов, выступавший в суде в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении бывшего градоначальника Инты Павла Смирнова. На приобретение водки под проект с неофициальным названием «Огненная вода» многомиллионные суммы завозились чиновниками из администрации Вячеслава Гайзера. Деньги якобы для партии власти шли от крупных хозяйствующих субъектов, работающих в регионе. Их же средствами наполнялись и упомянутые выше конверты для чиновников.

В Коми экономика держится на предприятиях нефтегазового комплекса и лесопереработки. Практически все они имеют иностранных акционеров. Поэтому при желании судебные дела можно преподнести и как попытку повлиять на формирование законодательных органов власти всех уровней, и как подкуп чиновников на средства иностранного капитала.

По понятным причинам никто не решается вообще эту тему педалировать. Ведь в таком случае надо будет признать итоги выборов сфальсифицированными. Нет и уголовных дел в отношении лиц, которые длительное время собирали и развозили по муниципалитетам многомиллионные суммы.

Поэтому очевидно, что Елене Шабаршиной сейчас выгодно все отрицать, поскольку есть основания надеяться на то, что все обойдется без реального срока. Дело будет тихо спущено на тормоза. За примерами ходить далеко не надо. Бывший руководитель Контрольно-счетной палаты РК Михаил Евдокимов, получавший ежемесячно по 150 тысяч рублей в конверте, отделался лишь крупным штрафом и условным сроком. Бывший премьер-министр Коми Владимир Тукмаков (он ежемесячно получал по 100 тысяч рублей) и вовсе был просто отстранен от занимаемой должности Сергеем Гапликовым «в связи с утратой доверия» и теперь работает проректором в одном из вузов Санкт-Петербурга.


Сергей МОРОХИН