На суде по делу экс-председателя Избиркома Шабаршиной Вячеслав Шулепов рассказал о давлении власти на оппонентов

23 Ноября 2017

Сыктывкарский городской суд 15 ноября заслушал показания бывшего первого секретаря регионального отделения Коммунистической партии России Вячеслава Шулепова и директора ОАО «Комплексное управление проектами» («Купро») Александра Соколова по делу экс-председателя Избирательной комиссии Коми Елены Шабаршиной. Свидетели рассказали о давлении бывшего руководства республики на политических оппонентов во время выборов и после них, а также о том, как якобы по просьбе экс-заместителя председателя правительства Коми Константина Ромаданова собирали деньги для передачи отдельным членам регионального правительства. В распоряжении «7x7» оказалась запись с судебного заседания.

«На митинге я предложил Гайзеру уйти в отставку, и с Черновым у нас сразу война началась»

Вячеслав Шулепов рассказал, что был первым секретарем Коми отделения КПРФ с 2009 по 2014 годы и познакомился с Еленой Шабаршиной, когда занял эту должность. В своих свидетельских показаниях он объяснил, что претензии у него не столько к избирательной комиссии в тот период, когда ею руководила Шабаршина, сколько к бывшему руководству республики. На вопрос стороны обвинения о том, знаком ли он с экс-заместителем главы Алексеем Черновым, Шулепов ответил, что знаком и очень близко, так как без его согласия отделению партии не разрешали проводить митинги и другие акции.

— Имел ли Чернов какое-либо отношение к процессу проведения выборов? — спросил у Шулепова сотрудник прокуратуры.

— Конечно, имел, он в начале выборов [видимо, имелась в виду предвыборная кампания] всегда приглашал, предлагал вступить с ним в какие-то отношения, типа мы вам поможем, посодействуем, чтобы процент у вас был хороший, а вы ведите себя культурно, в смысле поменьше в прокуратуру и в суд обращайтесь по нарушениям. Но это все на словах, никаких послаблений нам не было, результаты выборов нас не удовлетворяли, — рассказал свидетель.

По словам Шулепова, серьезный конфликт с Черновым у регионального отделения КПРФ был после выборов в Государственную думу России в декабре 2011 года, когда коммунисты не согласились с итогами выборов и решили оспаривать их в суде. Он рассказал, что Чернов пытался его отговорить, а когда не получилось, в СМИ появились публикации, дискредитирующие первого секретаря КПРФ.

— В 13 республиканских газетах было написано, что я приватизировал детский сад. Я, конечно, подал в суд, и 250 тысяч рублей морального вреда мне заплатили эти газеты, но выборы уже прошли. Вот такая помощь была от Чернова, — рассказал Шулепов и добавил, что, когда он и его однопартийцы получили копии протоколов выборов, оказалось, что количество голосов, отданных за КПРФ, серьезно отличается от опубликованных официальных данных по 25 избирательным участкам. Шулепов утверждал, что Чернов долго требовал у него отдать копии, а он вместо этого пошел с ними в суд, но проиграл его. Суд тогда не признал копии протоколов официальным документом.

Представитель стороны обвинения поинтересовался у Шулепова, были ли какие-то взаимоотношения у Чернова и Шабаршиной по вопросам проведения выборов. Тот ответил утвердительно.

— Чернов фактически руководил политической деятельностью в республике, а председатель комиссии организует выборы, наверное, отношения были, но какие именно, мне не докладывали. Чернов неделю меня уговаривал не обращаться в суд по результатам выборов, а потом успокоился только, когда часть протоколов пропала [по некоторым данным, документы украли].

Елена Шабаршина поинтересовалась, известны ли Шулепову факты серьезных нарушений с ее стороны. Он в ответ привел пример того, как нынешний председатель избиркома республики Дмитрий Митюшев выступил на заседании Госсовета Коми с законодательной инициативой.

— Я тоже тогда был членом избиркома, и этот вопрос мы на комиссии не рассматривали. Выяснилось, что избирком не имеет права выступать с законодательными инициативами, а Дмитрий Ильич выступил, потому что ему предложил глава республики [Сергей Гапликов]. Комиссия — независимый орган, и нельзя поручать ему такие выступления.

— А какое это ко мне имеет отношение? — спросила Шабаршина.

— Вы тоже выступали на заседании Госсовета с законодательными инициативами, этого не надо было делать, — объяснил ей коммунист.

В целом отношения регионального отделения КПРФ и избиркома республики были хорошими, и претензий к тому, как работала комиссия, у Шулепова, по его словам, не было. Конфликты регулярно возникали с Алексеем Черновым и бывшим начальником управления информации администрации главы Коми Павлом Марущаком — и не только во время выборной кампании.

— Вот выступил глава республики со своим посланием, в районных и муниципальных советах обсуждают это и решают одобрить, а фракция КПРФ за то, чтобы не одобрить, а принять к сведению. Звонит мне Марущак и говорит: «Что, ружье доставать надо?», такая фраза была. «Ну доставай, — говорю, — я и так под прицелом». После того, как в газете «Красное знамя» были опубликованы [статьи про] все махинации Гайзера, я на митинге предложил ему уйти в отставку, мы подписи собирали против него, и, естественно, с Черновым у нас сразу война началась.


Полная версия на портале "7x7"